• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:01 

Вместо флейты подымем флягу...

23:25 

Вместо флейты подымем флягу...
мертвецы в земле с планеты с тайным именем Европа

14:49 

Вместо флейты подымем флягу...
18:40 

Вместо флейты подымем флягу...
По синему морю клубится туман,
Слетается воронов боле:
«Откуда летишь ты?»— «Я, кровию пьян,
Лечу от Гастингского поля!»

15:28 

Вместо флейты подымем флягу...
"Good reason has the skald to sing
The generous temper of the king,
Whose sea-cold keel from northern waves
Ploughs the blue sea that green isles laves.
At Acre scarce were we made fast,
In holy ground our anchors cast,
When the king made a joyful morn
To all who toil with him had borne."

"To Jerusalem he came,
He who loves war's noble game,
(The skald no greater monarch finds
Beneath the heaven's wide hall of winds)
All sin and evil from him flings
In Jordan's wave: for all his sins
(Which all must praise) he pardon wins."

21:48 

Вместо флейты подымем флягу...
Спустилась ночь, а варвары не прибыли. А с государственных границ нам донесли, что их и вовсе нет уже в природе.
И что же делать нам теперь без варваров?
Ведь это был бы хоть какой-то выход

#more

12:59 

Человек он сам с собой несхожий, снаружи - Иоанн, внутри - Ирод

Вместо флейты подымем флягу...
По внешности монах, в душе еретик, он не имеет ничего монашеского, кроме имени и одеяния. Он раскрывает старые водоемы и давно известные топи еретиков, для того чтобы упали туда осел и бык. Он молчал уже долгое время; но пока он безмолвствовал в Бретани, он почувствовал родовые схватки, а ныне во Франции породил зло. Выползла, извиваясь, из логова своего змея и, наподобие гидры, породила семь новых голов, после того как ранее была отсечена одна. Была отсечена, была уничтожена одна его ересь в Суассоне, но взамен ее появилось семь и более ересей, образчик которых, имеющийся у нас, мы вам посылаем. Неопытных и молодых, только лишь отнятых от сосцов диалектики слушателей и тех которые, так сказать, едва могут «постигнуть самые начала веры» он вводит в тайну Святой Троицы, в Святое Святых, подводит к царскому ложу и к тому, который полагает мрак своим пристанищем. И, наконец, наш теолог устанавливает ступени и степени в Троице вместе с Арием, вместе с Пелагием предпочитает свободную волю — благодати; вместе с Несторием, разделяя Христа, исключает воспринятую тем человеческую сущность из соучастия в Троице.

12:22 

Вместо флейты подымем флягу...
Тогда Николас епископ сказал:
— Почему ты не сходишь на берег, Сверрир? Не хочешь ли сразиться, безбожник? Но ты больше любишь грабить и разбойничать! Я покажу тебе мою рясу, — и он поднял свой щит, — а митра и посох, которые я буду носить против тебя по велению папы, — это шлем и меч. Это оружие я буду носить до тех пор, пока ты не будешь, убит или изгнан из страны.
Берестеники перебивали его речь. Они говорили:
— Мы бы не замедлили сойти на берег, если бы там были только такие, как ты, предатель! А это оружие ты будешь носить до Страшного суда!
А некоторые говорили:
— Плохо ты будешь носить свое оружие, если будешь носить его, как раньше!
Конунг не велел своим людям переругиваться с ним. А епископ сказал:
— Берестеники всегда упрекают меня в недостатке мужества. Выходи один на берег, Сверрир, и я пойду против тебя, и тогда посмотрим, кто лучше поможет — мне апостол Петр и святой Халльвард или тебе гаутская ведьма, которой ты веришь!
Тогда Сверрир конунг сказал, и его люди слышали его слова:
— Если я буду сражаться с Николасом один на один, то скажут, что это собачья драка и что у нас обоих нет мужества. Конунг велел своим людям плыть прочь.

01:19 

Не было в мире ни песка, ни моря

Вместо флейты подымем флягу...
«Алогизмы», «несообразности», «противоречия», «иррациональность», обнаруженные в этих песнях, оказываются таковыми не только с точки зрения современного сознания. В конце концов поэзия и не должна быть логически безупречна, она подчиняется собственным правилам, и в «Песни об Атли» или в «Речах Хамдира» нетрудно выделить эпические закономерности.
...
Скандинав XIII в., по-видимому, более не способен мыслить в категориях мифа и связанного с ним ритуала, и потому поступки Гуннара, Гудрун и Атли (так же как поступок Иринга в глазах Видукинда в Х в.) ставят его в тупик.
Одновременно расторгается органическое единство героя и вещей, его окружающих и ему принадлежащих, — этот мир четко распадается на субъекта и объекты.
Оба процесса — смена эпической данности рациональностью нового типа и высвобождение индивида из плотной сети магического взаимовлияния людей и вещей — симптомы одной и той же мутации. Перетолкование Саксоном Грамматиком древних преданий и песней Ж. Дюмезиль назвал переходом от мифа к «роману». Суть дела, разумеется, не в смене жанров, но в смене типов сознания.


Только теперь я сложил два и два и начал оценивать масштаб личности Арона Яковлевича.

19:54 

Вместо флейты подымем флягу...
Rhinoceros

23.09.2014 в 17:07
Пишет Lika_k:

Джо Шапкотт
Носорог

Что делать мне с носорогом,
который внутри поселился?
Дам ему свежего сена,

шершавую шкуру до блеска
натру ему
маслом миндальным

два потемневших рога
отполирую
воском,

потру загрубевшие пятки
в тазике с розовой пеной,
а после скажу ему:

можешь идти к самой грязной
луже в моей душе,
и валяться, валяться, валяться.

Пер. с английского А.Щетининой

URL записи

22:38 

Вместо флейты подымем флягу...
19:58 

Вместо флейты подымем флягу...
12:28 

Вместо флейты подымем флягу...
А что, если это был один парень с шестью пистолетами?

14:59 

шотландский старт

Вместо флейты подымем флягу...
Come through the heather, around him gather,
Ye're all the welcomer early;
Around him cling with a your kin,
For wha'll be King but Charlie?
Come through the heather, around him gather
Come Ronald, come Donald, come a thegither;
And crown your rightfu lawfu King
For wha'll be King but Charlie?


13:34 

Вместо флейты подымем флягу...
По-моему, Г.А. понравилось мое рассуждение, но разговор на этом кончился, потому что мы пришли в гороно и оказались перед секретарем заведующей. Секретарша удалилась в кабинет Ревекки, и ее довольно долго не было, так что мы стояли без толку и разглядывали прошлогоднюю выставку детского рисунка, развешанную по стенам. Мне понравилась акварелька под названием "Любимый учитель". Был изображен Г.А. - почему-то за обеденным столом. В одной руке у него был огромный кусок торта, в другой - огромный половник с вареньем, и еще огромная банка с вареньем стояла на столе перед ним. Видимо, парнишка собрал на картинке все свои предметы любви.

22:57 

Вместо флейты подымем флягу...
Все это вполне определенно говорит о том, что пришла пора завязать.

12:52 

Вместо флейты подымем флягу...
Outside, fat snow flakes are falling on slate roofs and granite walls. Like Solzhenitsyn, labouring in Vermont, I shall beaver away in exile. Unlike Solzhenitsyn, I shan't be alone.

20:16 

Вместо флейты подымем флягу...
"In a case such as this," he said, "the opposing parties are permitted to resist the desecration."

19:18 

Вместо флейты подымем флягу...
На прощанье я подарил ему опиума, поскольку заключил, что гостю моему как востоковеду сей предмет должен быть знаком. Выражение лица его подтвердило мою догадку. Однако же легкий испуг поразил меня, когда тот вдруг поднес руку ко рту и проглотил (как говорят школьники) "в один присест" весь кусочек, поделенный мною предварительно на три части. Такого количества достало б убить трех драгунов вместе с лошадьми, и тревога за бедное сие существо поселилась в сердце моем, но что я мог сделать? Ведь дал я малайцу опиум из сострадания к его одиночеству, ибо он, должно быть, забрел сюда из самого Лондона и целых три недели не имел счастья поделиться мыслями ни с одной живой душою. Разве посмел бы я, отринув законы гостеприимства, скрутить беднягу и напоить рвотным, дабы подумал тот, что хотят его принесть в жертву какому-то английскому идолу? О нет, то было б противно моей натуре!

01:03 

Вместо флейты подымем флягу...
поросенок Наф-Нафнир

Fiach will do what Fiach will dare

главная