• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:54 

Вместо флейты подымем флягу...
Кухулин

Летит вон там
То нечто, чем я стану, умерев,
Моей души первообличье вижу,
Пушистое и славное на редкость,
И странное для воинской души,
Тем более моей.

02:04 

Вместо флейты подымем флягу...
Мозг работает как glow stick: пока ты не согнешь его до хруста, он не начнет светить.
The light cannot be turned off and can only be used once.

11:42 

Вместо флейты подымем флягу...
В финале пьесы не было ни одного убийства, ни одного самоубийства и ни одной смерти от естественных причин.

22:56 

Вместо флейты подымем флягу...
Кружкову было, конечно, не до цвета ушей, но.

Do you not hear me calling, white deer with no horns?
I have been changed to a hound with one red ear

03:49 

Вместо флейты подымем флягу...
Нет никаких странностей. Есть просто неровности. Внешние проявления непостижимой тектонической деятельности в глубинах человеческой натуры, где разум насмерть бьется с предрассудками, где будущее насмерть бьется с прошлым. А нам обязательно хочется, чтобы все вокруг были гладкие, такие, какими мы их выдумываем в меру нашей жиденькой фантазии… Чтобы можно было описать их в элементарных функциях детских представлений: добрый дядя, жадный дядя, скучный дядя. Страшный дядя. Дурак.

05:08 

Вот и настал тот день, когда мне пришлось драться с чайкой за ланч

Вместо флейты подымем флягу...
I was really afraid that nothing awaited me but misery and poverty, and that news would reach Ireland that I was in a most destitute situation...
I went off the roads into the woods, sat down by an oak tree and gave vent to the torrent of tears. Just reflect on my situation at this time: stranger in the strange land, an ocean rolling between me and every relation l had on earth, without a friend to advise or protect; health precarious and funds exhausted; misfortunes seemed to thicken around me and in whatever direction i would turn my head, I could see nothing but misery staring me in the face. My situation was truly disconsolate, but the Lord was my strength and my shield
.

06:44 

Вместо флейты подымем флягу...
The woods are lovely, dark and deep,
But I have promises to keep,
And miles to go before I sleep,
And miles to go before I sleep.

21:33 

Вместо флейты подымем флягу...
Она рассказала, что только что заглянула в кроличью нору и увидела там Наполеона Бонапарта, короля Англии, папу Римского и русского царя. Солдат спустился в нору и увидел Наполеона Бонапарта, короля Англии, папу Римского и русского царя, которые оказались одним толстяком-великаном с ржавыми железными зубами и глазами, как тележные колеса. «Ха! — ухмыльнулось чудище. — Ты что думал, мы разные люди?»

14:48 

Вместо флейты подымем флягу...
Полагаю, она не одобрила бы и того, что я здесь пишу, тоже. И конечно, не одобрил бы этого отец. Он был гордым человеком. Когда что-либо постыдное или отвратительное подбиралось к нему, его лицо принимало кислое и в то же время вызывающее выражение. Словно он говорил "испытай меня" чему-то, о чем уже знал, что оно сильнее его. "Чего еще можно ждать от этой сволочи" —
была его присказка в таких случаях, присказка, с которой он покорялся судьбе.
...
Мужчины того поколения всегда выбирали или — или. Своим детям, гораздо более преуспевшим в сделках с собственной совестью (временами на выгодных условиях), эти люди часто казались простаками. Как я уже говорил, они не очень-то прислушивались к себе. Мы, их дети, росли, точнее, растили себя сами, веря в запутанность мира, в значимость оттенков, обертонов, неуловимых тонкостей, в психологические аспекты всего на свете. Теперь, достигнув возраста, который уравнивает нас с ними, нагуляв ту же физическую массу и нося одежду их размера, мы видим, что вся штука сводится именно к принципу или — или, к да — нет. Нам потребовалась почти вся жизнь для того, чтобы усвоить то, что им, казалось, было известно с самого начала: что мир весьма дикое место и не заслуживает лучшего отношения. Что "да" и "нет" очень неплохо объемлют, безо всякого остатка, все те сложности, которые мы обнаруживали и выстраивали с таким вкусом и за которые едва не поплатились силой воли.

11:43 

Вместо флейты подымем флягу...
Есть темы разной ясности и мутности:
1) Дождь в Нью-Йорке.
2) Проститутка на бульваре Капуцинов в Париже. Проститутка, любить которую считается особенно шикарным потому, что она одноногая, — другая нога отрезана, кажется, трамваем.
3) Старик при уборной в огромном геслеровском ресторане в Берлине.
4) Огромная тема об Октябре, которую не доделать, не пожив в деревне, и т.д. и т.д.
Все эти заготовки сложены в голове, особенно трудные — записаны.
Способ грядущего их применения мне неведом, но я знаю, что применено будет все.

12:54 

Вместо флейты подымем флягу...
Современное искусство в пресыщенной концентрированными идеями среде, конечно, не может избежать ужаса пре-рождения и Мерзости в хербертовских терминах.
Культура посеяла драконьи зубы; оставила оружие и психотропы на детской площадке.
Всякое произведение, не будучи еще окончательно сформировано, вынуждено столкнуться со спайсовой агонией и бороться за свое я с хором голодных предков.
Ну и РИ, лишенные традиционных механизмов защиты, в группе риска.

No, sugar was not cocaine, but Roland could not understand why anyone would want cocaine or any other illegal drug, for that matter, in a world where such a powerful one as sugar was so plentiful and cheap.


12:56 

Вместо флейты подымем флягу...
Поскольку ворчать об экранизациях фентези вообще дело неблагодарное, вот пару слов о драконах.
Оказалось, драконы книг моего детства (отрочества, юности, ну и зрелости, вероятно) имеют мало общего с одноименным продуктом современной киноиндустрии.
Поэтика мифа не выдерживает лоботомии прозаического пересказа: нет сегодня ни змеиного коварства, ни губительного взгляда, ни истинной речи, холодноя кровь мертвых гуннов не течет, поедание внутренних органов тоже, в целом, бесполезно.
Ну и баллисты, конечно, рацио собирает свой оброк. I do not kill with my gun, you know.

But I am absolutely opposed—adamant isn't in it!—to a TV version. Anthropomorphic animals, when taken out of narrative into actual visibility, always turn into buffoonery or nightmare. At least, with photography. Cartoons (if only Disney did not combine so much vulgarity with his genius!) wd. be another matter. A human, pantomime, Aslan wd. be to me blasphemy. All the best.
Yours
C. S. Lewis

22:57 

Вместо флейты подымем флягу...
It's the terror of knowing what the world is about

22:54 

Вместо флейты подымем флягу...
Критика на Призрака в доспехах это то, что делает меня грустным.

02:48 

Вместо флейты подымем флягу...
Just as the goblins were recovering from the onslaught and the elf-charge was halted, there rose from across the valley a deep-throated roar. With cries of “Moria!” and “Dain, Dain!” the dwarves of the Iron Hills plunged in, wielding their mattocks, upon the other side; and beside them came the men of the Lake with long swords.

12:07 

Из вчерашнего

Вместо флейты подымем флягу...

11:46 

Вместо флейты подымем флягу...
Danny Flint is like Mulan, except the rape and murder.

00:30 

Вместо флейты подымем флягу...
For hands of gold are always cold

12:47 

Вместо флейты подымем флягу...
— Ты дурак, и дурак опасный, тебя бы следовало изгнать на Запад, — сказал он лежащему без сознания человеку. — Ты забыл лицо своего отца.

16:21 

Вместо флейты подымем флягу...
Потом, когда сошлись вместе для великой битвы два воинства, издали они три крика, крика ярости и боевого пыла, и были эти крики подобны реву вепря или зову оленя, что по весне вызывает своего соперника на смертельный поединок. И услышал эти крики Суибне, и так случилось, что в ту минуту охватили его страх и смятение, тревога и трепет, и поднял он очи и узрел небо. И то, что увидел он на небесном небосводе, заставило содрогнуться сердце, ибо было там великое волнение и страсть сражения и тьма туч и мелькание молний и отблески огней. И охватило его безумие и безрассудство, покинули его рассудок и разум, сместилось сознание, весь он оказался во власти страха и смятение, смущения и сомнения, содрогания и сочувствия.


Fiach will do what Fiach will dare

главная